Архивы НКВД: подлинная история чекиста началась в Средней Азии

Чекисты воевавшие с басмачами, контрреволюцией

Читателей 👀: 79
Прочитано : 100


Страны: Россия


Поделиться с друзьями

Самой закрытой структурой и в России, и раньше в советские годы, были органы государственной безопасности. В преддверии столетия со дня основания Нижегородской губернской Чрезвычайной комиссии (20 марта 2018 года), мы попытались приоткрыть для наших читателей завесу тайны, рассказать о людях, благодаря которым, без преувеличения, наша страна устояла в самые тяжелые годы.

В нашем распоряжении оказались уникальные документы из личного дела сотрудника ГПУ-НКВД-КГБ, у которого вся сознательная жизнь проходила на переднем краю в вооруженной борьбе с контрреволюцией, саботажем, внутренними и внешними врагами государства. Среди документов есть воспоминания чекиста о различных событиях, которые он писал для служебного пользования, не думая о том, что они могут быть преданы огласке. Поэтому в них нет ни капли приукрашивания, стремления выглядеть лучше или попытки исказить историю. Только факты.

Из подпасков в чекисты.

Сын крестьянина-бедняка Костя Фукин родился 2 октября 1900 года в селе Ростуново Московской области. Его отец скитался по Руси в поисках заработка, а мать пыталась прокормить целую ораву детей. Поэтому, отучившись в школе всего две зимы, Костя в 9 лет пошел работать подпаском, а спустя три года устроился подмастерьем к сапожнику. Семья Фукиных с восторгом встретила Октябрьскую революцию, а Константин решил вступить в ряды Красной Армии. Сражался на деникинском фронте, участвовал в подавлении кулацких восстаний и ликвидации белогвардейских банд.

Свидельство работы в органах ВЧК-ОГПУ

Молодого пулемётчика заметили в Объединённом государственном политическом управлении (ОГПУ) и направили на курсы, которые создали по личному указанию Феликса Эдмундовича Дзержинского. Прошло чуть более ста лет со дня создания ВЧК, а память о «Железном Феликсе» и по сей день жива для сотрудников органов госбезопасности, да и в целом для работников правоохранительных органов. Пожалуй, не встретишь кабинета, где не висел бы портрет Дзержинского. Вот что о главном чекисте говорил его современник:

«Все мы горели одним желанием, хоть немного быть похожим на Ф.Э.Дзержинского, про которого уже в 1922 году ходили легенды, — писал Константин Фукин. — Требования Дзержинского к чекистам, мы передавали друг другу из уст в уста. Настоящими чекистами, говорил он, могут быть люди с чистыми руками, горячим сердцем и холодной головой.»

За религиозными фанатиками стояли англичане.

По окончанию курсов новоиспечённого чекиста Фукина отправили в самое пекло — в Среднюю Азию, где в кишлаках Бухары (ныне Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан) день и ночь не стихала стрельба, где молодую советскую власть пытались задушить и уничтожить. Сегодня, знакомясь с документами этого эпизода из жизни полковника Фукина, можно проследить яркие параллели с современностью.

Большевики опирались здесь на местное население — бедноту, крестьян и т.д. За врагами же стояли западные кукловоды.

«Бухарская контрреволюция, при поддержке английского империализма, его агентуры, опираясь на басмаческие банды, путём угроз, террора, насилия, фанатизма — держали трудовой народ в рабской покорности» —вспоминал чекист.

Здесь стоит пояснить, кто такие «басмачи». В советское время этот термин фактически стал синонимом слова «бандит». Сами же участники вооруженных формирований назвали себя моджахедами, участниками джихада — священной войны мусульман против неверных. Именно религиозных фанатиков широко использовала иностранная агентура в борьбе против нашей страны.

Чекисты сформировали на территории Бухарской республики кавалеристский дивизион, в который вошли местные жители, сочувствующие советской власти. Константин Фукин описывает борьбу с басмачеством сухими сводками. Например, «с начала 1923 г. до половины 1924 г., с помощью народа Восточной Бухары, уничтожено 40 курбашей (полевых командиров) и 1000 рядовых бандитов. За это же время около 50 главарей и 600-700 рядовых басмачей сдались в плен». Среди этих многочисленных кратких отчётов, есть несколько таких, в которых чекист не смог скрыть своего личного отношения. Большевики принимали добровольную сдачу басмачей и бывшим бандитам давали возможность вернуться к мирной жизни. Но некоторые полевые командиры перекрасились лишь на время, и вернулись к грабежам и насилию.

— «Курбаш Урман-Палван был внушительного телосложения, ростом более двух метров, он обладал большой физической силой», — вспоминал Константин Фукин.
— «О нём говорили, как об алмахуре (людоеде), звере, вырвавшимся из клетки. Только одно упоминание его имени наводило страх и ужас на население окружающих кишлаков. Этот „мирный“ бандит поддерживал тесную связь с головорезом, агентом английской разведки Ибрагим Беком».

Чекисты провели спецоперацию по задержанию бандита. Фукин лично арестовал Урман-Палвана. Несмотря на ночь, жители кишлака выбежали на улицу. Мужчины, женщины с детьми ликовали.

— В Урман-Палвана бросали камни, грязь и просили расстрелять его, как желтую собаку, — описывает арест наш герой.
— Я собравшимся сказал: «Бандитская деятельность — грабежи, убийства невинных людей, издевательства, полностью доказана. Он будет строго наказан».
Тут же из толпы вышел больной дехканин (крестьянин — прим.авт.) по имени Юсуп, опираясь на палку сказал:
—Урман-Палван бандит, грабитель. Он грабил нас, убил моего сына, искалечил меня. Я прошу убить его.

Одну за другой, чекисты ликвидировали банды басмачей. А в феврале 1930 года получили информацию о скором вторжении армии религиозных фанатиков в Таджикистан. Как тут не вспомнить современный ИГИЛ (запрещённая в России террористическая организация).

— Мои люди подтвердили, что англичане готовят вторжение банды Ибрагим Бека в Таджикистан для свержения Советской власти в Средней Азии, — записал в своем дневнике чекист Фукин.
— Получив эти данные мы стали готовиться к встрече с врагом. Изъяли кулаков-нелегалов в горных кишлаках, восстановили доброотряды, организовали наблюдательные посты в кишлаках и норах.

В это время противник также не терял времени даром. Приспешник Ибрагим Бека Хушмат-бай готовился встретить армия фанатиков, делал запасы оружия и зерна. Константин Фукин направил отряд ОГПУ для ликвидации банды. Басмачи потерпели поражение, но сумели скрыться.

«Армия» Ибрагим Бека вторглась в Таджикистан, но не смогла воссоединиться с подельниками. 23 июня 1931 года лидер басмачей был захвачен чекистами. Оказавшись в тюрьме Ибрагим Бек попытался организовать восстание, но сотрудники ОГПУ перехватили его послание Хушмат-баю, который должен был напасть на тюрьму. Освободив арестантов, басмачи планировали разгромить ГПУ, милицию и напасть на ближайший совхоз. Информация о том, как удалось предотвратить бунт и побег, до сих пор засекречена. Известна лишь печальная судьба заговорщиков.

— «Итог в этой игре был таков: ещё до восстания Хушмат-бай был убит своим помощником, а голова его была доставлена доброотрядцами Курман Амином и Мирза Саидом в Райотдел ГПУ», — записал в своём дневнике Константин Фукин.
— «Восстание в тюрьме было подавлено.»

Так чекисты покончили с басмачеством в Средней Азии.

Грамота ОГПУ

1937 год.

Некоторые историки хотят назначить главными злодеями репрессий 37 года сотрудников НКВД. В действительности многие чекисты сами пали жертвами доносов и клеветы. Константин Фукин в связи с этим вспоминает, как от него требовали оговорить человека и возмущались, что его отдел не проводит арестов.

—Много было беготни, суеты, разговоров о вскрытых контрреволюционных организациях, — писал Фукин.
— Почти каждый день появлялись новые «герои» по разоблачению контрреволюционеров и вскрытию новых организаций.

Чекист приводит диалог с его начальником:
— Почему вы до сих пор не написали справку на Сигина (секретарь партии ЦК Узбекистана — прим.авт.)?
— Нет оснований.
— Какие вам ещё основания?
— Доказательства, подтверждающие контрреволюционную деятельность Сигина.
— Показания Манжары не являются доказательством?
— Нет. Проверкой они не подтверждены.
— Вы арестуйте Сигина. Он сам вам даст доказательства.


Отдел Туркестанской стрелковой дивизии 13 корпуса

Партийца не арестовали и невиновный человек избежал репрессий. А Фукина за это обвинили в том, что он не хочет вести борьбу с контрреволюцией. Его перевели из Средней Азии. Было крайне тяжело уезжать из мест, где он с семьей прожил 17 лет, заслужил авторитет у местных жителей и даже стал почётным гражданином города Шахризябз.

Архивы НКВД: так начиналась война в Белоруссии — часть вторая

Архивы НКВД: Освободить и защитить — часть третья

Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях и сайтах размещать запрещено, только анонс с обязательным размещением активной индексируемой и прямой гиперссылки(без атрибута "nofollow" и редиректа) на страницу первоисточника. Размещение со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями