Имею право быть наказанной за мысли...

Напоминание инакомыслящим

Читателей 👀: 365
Прочитано : 412


Страны: Украина


Поделиться с друзьями

Я редко бываю в других районах Мариуполя. Нет такой необходимости. А вот недавно пришлось... Город как город. Внешне все чинно и благородно... Все благопристойно. Подкрашено, подбелено, замазано... И как шокотерапия для обывателей, над всем этим внешним благополучием царит плакат: «Бытовой» сепаратист: оскверняет национальные символы, ждет прихода «русского мира». Наказание: 7 - 12 лет лишения свободы (ст. 110 УК Украины)», и ниже ярко выделенная строка: «Увидел, услышал - звони. Горячая линия СБУ...» и телефон...

Шок. Именно шок. Сразу меркнет день. Тоска сжимает сердце и хочется выть в голос от безысходности. Выть потому, что знаю точно: Этим телефоном пользуются! По этому номеру звонят и доносят! Я даже не уверена, что делают это только лишь из «патриотического духа» Нет. Чаще всего это какое-то мелочное и сугубо личное сведение счета с чем-то не угодившими соседями. В таких случаях доказать «бытовой сепаратизм» крайне сложно и люди просто «пропадают» Но иногда эти звонки бьют в цель. И тогда в отчетах СБУ появляется новая запись о вынесение приговора по статье 110... А получить срок может каждый! Абсолютно каждый, потому что думать «правильно» нас так и не заставили... Поверьте. Я знаю. Вот такой небольшой эпизод, свидетелем которого я стала.

Теплый майский день. Рынок. Я часто прихожу именно сюда. Близко, удобно, дешево и почти всех продавцов знаю. Меня тоже узнают, как «постоянную покупательницу». Каждый раз, приходя на рынок, я обязательно покупаю какую-нибудь мелочь у одной старушки. Просто потому, что она светлый человечек. Добрая, чуть рассеянная, такая милая и доброжелательная, что так и хочется подойти к ней... Просто так... Отогреться... что ли.

— Здравствуй, миленькая. - завидев меня, улыбается бабушка.
— Давненько тебя не было. Я уж и соскучилась...

Неторопясь перебираю пакетики с приправой и слушаю бабушку, а она, обрадовавшись возможности поговорить, щебечет без умолку. И тут вдалеке снова послышалась канонада. Не громко. Привычно. Просто очередные «учения»...

— Что же это они все стреляют и стреляют? И неймется им. Один денек дали попраздновать 9 мая и снова начали...

Бабушка примолкла, задумавшись о чем-то, а потом продолжила:

«Мне пять годков было, когда в город пришли фашисты. Мала была, а вот до сих пор помню. При каждом выстреле перед глазами то время возникает, словно и не было всех этих лет. Тогда высотных домов у нас в городе не было. Больше частный сектор. Кто козочку, кто курочек держал. А бомбы сверху сыпятся и сыпятся с таким противным воем и грохотом. Люди мечутся, дома взрываются, живность вся врассыпную. Наш дом тоже загорелся. Меня и сестру мама вытолкнула подальше в огород, а сама за младшенькой. Не успела... Я до сих пор помню как она кричала, когда горела там...

А помочь некому. Все вокруг рушится и горит. Обломки со всех сторон сыпятся. Как нас с сестрою тогда не поубивало, не знаю. Нас к себе тогда тетка взяла. У нее своих детей трое было. Так всех пятерых и поднимала. В детский дом не отдала никого, хотя ей соседи и советовали. Ну да это уже после войны было. А в войну мы сильно голодали. Сама понимаешь, тетка одна, а нас у нее пятеро. Мал мала меньше. Вот однажды она принесла откуда-то целое ведро тюльки. Сколько лет-то прошло, а не поверишь, ничего вкуснее в жизни не пробовала! Холодильников не было. Так тетка часть засолила, а из остального котлет наделала напополам с отсевом. Вот мы тогда налопались!

Мала я была, а до сих пор вкус тех котлеток помню. Я дочери рассказываю, а она только улыбается. У меня две дочки. Да ты их знаешь. Они мне часто товар подносят. И внуки у меня. Вот внучка вчера все про войну расспрашивала. Я ей рассказывала и про бомбы, и про немцев, и про котлеты из тюльки, и про то, как наши пришли и освободили... Рассказывала, а самой стыдно было. Нас тогда освободили... Защитили... Жизней своих не пожалели... А мы? Мы не смогли их защитить. Не увидели когда и как. Не остановили. Сидели сиднем. Наслаждались сытой и мирной жизнью, а о них не подумали.

Стыдно мне на старости лет смотреть в глаза своей внучке. Стыдно рассказывать про тех фашистов, когда такие же фашисты сейчас стреляют. Ведь каждый выстрел: это чей-то разрушенный дом или чья-то погубленная жизнь...»


Памятка для «правильного» украинца

Кто-то скажет: «Ерунда. Пустяк. Базарный треп»... Может быть и так. В другой жизни, до войны, я бы тоже так подумала... Но сейчас, в нашем городе — это преступление! Преступление по меркам нацистского государства. И наказание придумано не пустяковое. За такие слова и мысли — срок от 7 до 12 лет! Вдумайтесь! Подобных откровений я слышу много. Сама такая. От мала до велика мы все преступники. Мы — сепаратисты! И я, и бабушка, и те, кто слушал, и те кто так же думал...

Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях и сайтах размещать запрещено, только анонс с обязательным размещением активной индексируемой и прямой гиперссылки(без атрибута "nofollow" и редиректа) на страницу первоисточника. Размещение со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями