Когда Аннушка уже пролила масло: часть первая.

вальцман и Трамп

Читателей 👀: 26
Прочитано : 72


Страны: Украина


Поделиться с друзьями

Пётр Алексеевич проделывал этот ритуал каждый рабочий день. Нажав нужную кнопку на специальном пульте, он с удовольствием наблюдал, как на стене расползаются специальные панели, скрывающие три небольших двери. На первой из них было написано «РЮМОЧНАЯ», на второй — «WC», а на третьей красовалась табличка с надписью «МОЛЕЛЬНЯ». В этих трёх дверях, как и везде на Украине, всё было прекрасно. Вернее, прекрасно было то, что скрывалось за ними. В рюмочной всё было просто и без лишних изысков. Порошенко не любил в рюмочных помпезности и вульгарности. К этому месту Пётр Алексеевич относился, как садовник — к своей оранжерее. Эту рюмочную он придумал сам, лично разрабатывал ассортимент напитков и закусок. Ведь внутри, по сути своей, грозный гетман всея Украины был личностью творческой, практически художником. И в этой комнате он «творил» исключительно сам. Сам приносил продукты, сам клал водку в морозилку. Лично резал бутерброды, и своими руками открывал банки с красной и чёрной икрой.

Да и кому можно было доверить?! В этой проклятой стране его не любили. И элитные напитки, которые гетману подносила его челядь, могли быть отравлены злобой народа, а закуски — ядом войны или ещё чем-нибудь этаким, повседневным. И вот сейчас, сняв парик и накладные усы, Порошенко сделал шаг в свою «оранжерею». Достав из обычного пакета с надписью «спасибо за покупку» — ещё, как на зло, на русском языке — бутылку водки, он аккуратно положил её в морозилку. Тёплую водку гетман не уважал. Но так как ритуал требовал исполнения, то морозилка всегда имела в своих недрах различные варианты начала рабочего дня.

Выпив беленькой и хрустнув огурчиком винницкого посола, Пётр Алексеевич направился сразу через дверь — в молельню. В небольшой комнатушке, прямо напротив входа, золотом блестел алтарь. На алтаре красовались самые святые для Порошенко вещи — президентские регалии. На золотом покрывале с бахромой лежали: знак президента Украины, печать и булава. Справа от алтаря висело огромное зеркало. Гетман всея Украины нацепил президентский знак и взял в руки булаву. Повернувшись к зеркалу, он начал рассматривать себя со всех сторон. Настроение улучшалось. Взяв булаву двумя руками, он любовно впился в неё глазами. Уста сами начали негромко говорить:

Я помню чудное мгновенье!
Передо мной явилась ты!
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты!

Настроение стремительно улучшалось. Вернув регалии на место, он их накрыл президентским штандартом, принесённым из прачечной. На него на прошлой неделе Пётр Алексеевич пролил... Ах, вот же она, гадина... Гетман поднял одну из десятка пустых бутылок. С презрением прочитал надпись на этикетке: Shipwrecked 1907 Heidsieck & Co Monopole Champagne. Нет, это не оно... Неважно. Кажется, это было в рюмочной. Всё, нужно на отдых... На Мальдивы. Стресс снять и здоровье поправить. Причём именно в этом порядке.

Порошенко вернулся в кабинет и уселся в огромное кресло, которое он нередко ассоциировал с троном. Настроение было хорошим. И пока его портило только одно. Гетманская разведка донесла, что Путину спецрейсом из Берлина опять Меркель передала пиво. Путин его и тут обошёл. Он всегда и во всём опережал украинского президента. И даже такие закадычные друзи, как Меркель, никогда не присылают Порошенко ничего. Этому гаду и пиво, и другие подарки... Это раздражало. И вот сейчас его референт должен был раздобыть к завтраку то самое пиво, какое прислали этому московскому гегемону.

Именно в этот момент в дверь постучали.

— Заходьте! — рявкнул Порошенко.
В дверях возник его референт. Правая рука его дёрнулась вверх, а массивная челюсть отчеканила:
— Слава Украини!
— Героям сала!
— передразнил Порошенко.
— А, ось, прынис. Сало е! Куды же бэз него...

Обладатель массивной челюсти начал выкладывать из пакета разнообразную снедь. Первым делом выложил огромный шмат сала. Потом две вяленых рыбины, плавленые сырки, колбасу.
Пётр Алексеевич побагровел.

— Ты мне что принёс, холоп?! Это что за зрада такая?!
— Яка же зрада? Ясновельможный пан гэтьман, вы ж вчора мэни сказалы, що блище до народу потрибно! Що на завтрак треба то, що прости украинци у продуктовому купляють!
— Зрада яка?!
— заорал Порошенко. — Страна четвёртый год противостоит российской агрессии, декоммунизирует всё подряд, а ты мне что принёс? Сырки «Дружба», колбаса «Московская», хлеб «Бородинский»! Бородино было у них! У них, а не у нас! У нас не было Бородинской битвы! А это что?
— Вобла, ясновельможный...
— Астраханская! Астраханская, Карл! Астрахань где? В Винницкой области? Астрахань в России!

Массивная челюсть референта отвисла. Глаза молодого человека стали похожи на блюдца, из которых в России так любят пить чай.

— Як же так, ясновельможный пан гэтьман! Колы ж москали у нас на выннычыни Астрахань захопылы?! Цэ Путин клятый чорт, будь вин не ладэн!
— Это не Путин! Это Иван Грозный! Ты пива, п-и-и-в-а принёс?
— Ось, ясновельможный! Цэ такэ саме, як клята Мэркель Путину видправляла.

На красное дерево стола была поставлена пластиковая полуторалитровая бутылка.

— Это что? Из магазина разливного пива?
— Самэ так! В задрыпаной Московии воно тильки у Путина е, а нас кожен украинець може купыты.
— Всё! Вон пошёл!

Дождавшись, когда за Карлом закроется дверь, Порошенко открыл тумбочку, в которой была морозильная камера со стеклянными кружками. Достав одну из них, он наполнил её пенным напитком. На вкус пиво очень сильно напоминало ещё не декоммунизированное «Жигулёвское» черниговского завода. Ну и ладно. Пиво было вкусное, настроение опять улучшилось. Но оно, настроение, в этот день долго быть хорошим явно не стремилось. В дверь без стука вошёл, а точнее влетел Курт Волкер. Вид у него был явно с дороги, на лице усталость и ярость в глазах. Предчувствуя очередной неминуемый скандал, Пётр Алексеевич быстро всунул Курту в руку открытую полторушку. Представитель госдепа слегка опешил, но всё же быстрыми глотками всосал в себя всё содержимое. Ярость в глазах сменилась на неопределённую светлую муть, а через несколько секунд организм, получивший пиво, дал сигнал мозгу, что можно взять себя в руки. Волкер привычно сел в кресло Порошенко, отобрал у него недопитую кружку и поставил рядом с собой. Гетьман понял, что сейчас защищать напиток бессмысленно.

— Где они? — спросил Волкер.
— Кто они? — Порошенко пока не знал, какой именно выходкой опять недоволен представитель госдепа.
— Джавелины! Джавелины, мать их, где?!
— Джавелины?
— Джавелины. Ах, вот оно что. Он же только с Донбасса. Значит, уже знает и про это.
— Их украли.
— Украли? Да кому они, мать их, нужны?!

Курт говорил с легким акцентом. Как профессионал, он быстро взял себя в руки. Его лицо опять приобрело выражение лёгкой надменности. Он достал из портфеля небольшую папку с файлами и метнул в не ожидавшего такого президента. Но реакция на скандалы у того была отменной. Ловко поймав папку на лету, и быстро пробежав глазами документы, он сказал:

— Вот, именно эти и украли. Капитан Шлипперсон и прапорщик Овчаренко.
— Это расшифровка записи, где они от представителей ЛДНР получают деньги за четырнадцать грузовиков с «джавелинами»! И ещё долг за десять БТР-ов!
— А, долг таки отдали, хорошо,
 — пробурчал себе под нос президент. И продолжил:
— Это, доложу я вам, преступники! Мы будем их судить революционным судом!
— Будете. По моим данным, Шлипперсон, например, уже в Турции на ол-инклюзиве, а оттуда вылетает в Катар! Овчаренко уже с семьёй перебрался Конча-Заспу и трижды сменил фамилию. Объясните, почему в украинской армии практически не осталось техники, патронов и снарядов? — Да ладно вам!
— Порошенко попытался тут же сменить тему. — Курт! А почему вы никак украинский не выучите?
— Я, Петр Алексеевич, как и вы, предпочитаю всё натуральное, а не искусственное. Вы вон, каждое утро, сами Пушкина цитируйте!

Гетман покраснел. Он не знал, что микрофоны есть и в молельне.

— Я, господин Волкер, просто люблю поэзию. А поэзия — вне политики. И ваш покорный слуга даже является председателем литературного клуба русофобов «Сторинки гидности».

Американец опять начал звереть. Его глаза ледяным клинком пронзили почитателя изящной словесности. Порошенко, густо краснея под этим взглядом, вжался в кресло.

— Слуга — да! Но никак не покорный! Пётр, вы или бросите пить, или Болтон приедет через месяц на смотрины нового президента! Ему ещё за двигатели от ракет отчитаетесь, которые вы продали Китаю!
— Да я практически не пью!
— БУК!

При слове БУК, Порошенко лихорадочно начал хватать воздух трясущимися губами.

— Сначала вас неделю нет, вы бухаете по ресторанам. Потом ещё похмеляетесь после этого неделю! А вчера вы, изрядно подогревшись какой-то дрянью, которую у вас называют самогон, решили возглавить поход на Москву, построили колонну техники и вперёд!
— Это была репетиция парада,
 — промямлил раздавленный Порошенко.
— Конечно! Кто залез в ЗРК «БУК» и погнал по Киеву с криками «На Москву! Киев, вставай!»?! А потом не справился с управлением и... как это по-русски... Рас-фи-га-чил?
— Расфигачил...
— Расфигачил бизнес центр ! Кто?! Как можно было врезаться в бизнес-центр на «БУКе», которого на Украине нет?! Если помните, последний «БУК» вы продали Грузии, ещё задолго до сбитого боинга! Вы пропили не только честь и совесть, но и память!

Ясновельможный был размазан, раздавлен и захотел срочно что-то соврать. Пришлось сказать первое, что взбрело в голову:

— Это не я с управлением не справился. Это Аннушка...
— Аннушка?
— Это наша Аннушка купила масло и его разлила. А я, когда ехал, одумался. Москва же далеко, а я «БУК» не заправил... Начал сдавать назад, попал на масло и ... вот так...
— Я тоже читал вашего Булгакова, ещё в разведшколе. Там всякому учили. И могу сказать, ваша Аннушка разлила масло для вас совсем в другом месте! И вы в это масло уже почти наступили! Помните про Болтона!

Волкер презрительно посмотрел на Петра Алексеевича и вышел вон, сильно хлопнув дверью. Порошенко даже, как ему показалось, услышал знакомую фразу: «Дебилы, бл..дь!» Кусок штукатурки, отколовшись от сильного удара, упал в пустую кружку...

Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях и сайтах размещать запрещено, только анонс с обязательным размещением активной индексируемой и прямой гиперссылки(без атрибута "nofollow" и редиректа) на страницу первоисточника. Размещение со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями