Незримый гнет. Не раствориться в сумраке.

Осенние реалии

Читателей 👀: 1000
Прочитано : 1000


Страны: Украина

Метки: Мариуполь

Поделиться с друзьями

Не узнаю свой город. Не узнаю мариупольцев. Теряются, размываются грани между добром и злом. Нет. Даже не так. Это зло постепенно стирает и размывает понятие добра. Легкими, не заметными на первый взгляд касаниями, отравляет и уродует все вокруг, губит и корежит людей и все светлое и чистое в них, вынуждая опускаться до самого дна выживания, до состояния первобытного отбора...

Не хочу, чтобы меня упрекнули в том, что якобы «нагнетаю» Что не так уж все и плохо в Мариуполе и вполне можно жить. Можно. Не спорю. Можно даже и не плохо жить при одном условии — закрыть глаза, и не на что не обращать внимания. Сосредоточиться только на себе и своих сугубо личных проблемах и потребностях. Перестать волноваться за других и возмущаться теми медленными, подспудными процессами изменений и «новшеств», которые неутомимо внедряют правящие и их приспешники. Не противиться системе, а слиться и раствориться в ней. Раствориться в сумраке теперешнего бытия. Не возмущайся и тебя никто не тронет. Активничай в «нужном» направлении и тебя оценят и поощрят.

Давно миновало то время, когда люди исчезали по дороге домой или на работу. Когда вооруженные, одинаково одетые в черное, «добры молодцы» выламывали двери в квартирах и крушили все подряд. Когда на каждом подъезде висела памятка о том, что следует делать во время обстрела и куда бежать. Когда «тревожные сумки» стояли наготове у самого выхода практически в каждой квартире. Когда звонок в неурочное время означал, что к кому-то из твоих друзей или знакомых постучалась беда или эта беда пришла к тебе... Сейчас не так. Внешне все тихо и спокойно. Размеренная жизнь, приспособившегося к своему «прифронтовому положению» города. Обычные городские заботы. Подготовка к отопительному сезону. Уборка улиц. Где-то подмазать, где-то подремонтировать, где-то залатать, установить, провести, обеспечить... Одним словом обычная рутина. Но это на первый взгляд.

Если чуть внимательнее присмотреться, то можно увидеть не прикрытый страх в глазах пенсионеров, которые с ужасом ждут наступления отопительного сезона. Самой болезненной и обсуждаемой темой разговоров «на лавочке», стали тарифы ЖКХ и субсидии. Даже цены на лекарства и продукты отступили на задний план по сравнению с грядущими цифрами в квитанциях за отопление. Старики уже сейчас говорят, что ни за какие коврижки не откроют кран с горячей водой. «Будем греть. А что делать?» — так они повторят снова и снова, подбадривая друг друга тем, что не у одного такая проблема, а у всех и что в таком случае экономия на горячем водоснабжении вполне уместна и даже приветствуется. А потом, в наступившем молчании, когда невысказанные мысли рвутся наружу, кто-то с горечью произнесет: «Эх! Довели народ» и снова замолчит. Вся горечь и обида на несправедливость выплеснется в этой коротенькой фразе и все. Тишина. Говорить больше не о чем. Нужно думать как жить дальше. Как выжить в эту зиму. Как приспособиться...

Сумрачный гнет лег и на плечи работающих. На какие только ухищрения не идут представители так называемого малого бизнеса. Случайно обратила внимание, что часто на рынке не работают те или иные отделы. Бывает, что пустует практически весь рынок. Поделилась своими наблюдениями с хозяйкой одного такого ларька.

«А это вчера проверка какая-то была. Вот мы и прикрылись.» — пооткровенничала со мною она —

«Да мы все тут... Еще в четырнадцатом, когда все это началось, от греха подальше позакрывали свои ЧП. Непонятно кому платить, за что и куда эти деньги пойдут. А в последние несколько месяцев за нас крепко взялись. Ходят всякие проверяющие практически каждый день. Вон всех бабушек поразгоняли. Выделили мента специально. Пост ему тут назначили, чтобы старух гонять. Вроде того, что старухи и так пенсию от государства получают и нечего им тут карманы набивать. Теперь уже не принесут со своего сада или огорода ничего. Так хоть какая-то копеечка к пенсии была и ту норовят отобрать, а как старикам выживать — это никого не волнует... Мне с моего ЧП в стаж идет три дня в месяц. Посчитайте, сколько десятков лет нужно ежедневно отстоять на рынке, чтобы получить минимальную пенсию. Да я не доживу! А налоги платить ежемесячно и за место каждый день. Так какой мне смысл снова открывать свое ЧП? Никакого. Рано или поздно все равно всех прикроют. Так хоть на сейчас заработаю, а что в старости буду делать — не знаю. Не задумывалась так далеко. Может измениться что-то... Будем приспосабливаться...»

Другая категория работающих. Хочу рассказать о своей знакомой. Она овдовела 24 января 2015 года. В тот самый день, когда микрорайон «Восточный» подвергся обстрелу... Они никогда не жили на «Восточном». Не имели никакого отношения к этому району. В тот день ее мужа насмерть сбила машина. Военная машина, за рулем которой сидел какой-то «защитник», не пожелавший даже остановиться, чтобы узнать в каком состоянии находиться сбитый им человек. Павел умер на операционном столе. Его не смогли спасти. А я до сих пор помню огромные, ввалившиеся от горя глаза его жены, находящейся тогда на восьмом месяце беременности вторым ребенком. И вот, совсем недавно встретила их. Настю с детьми. Старшая девочка в этом году пошла в школу. Сына с трудом определили в ясли. Настя вышла на работу. «Вика, ты не представляешь. Я думала, что не смогу в этом году собрать Катю в школу. Всё такое дорогое. А ведь это только первый класс. Как мы дальше жить будем — не представляю. Спасибо свекрови и маме. Они помогают. Каждую копеечку стараются мне впихнуть. Если бы не они, Катька бы в школу в этом году не попала бы. Свекровь нянечкой устроилась в садик и выхлопотала Павлику место в яслях. Хоть присмотрены и накормлены пока я на работе...»

Как выживает вдова с двумя малолетними детьми? Об этом знают только те, кто хоть чем-то старается им помочь. Родственники и те немногочисленные друзья, кто до сих пор не отгородился. То детские вещички принесут, то нагрянут вроде бы как в гости с полными сумками гостинцев, то вот так просто позвонит такая же подружка и между делом скажет: «Я тут вчера вещи свои перебирала. Мы же с тобою одной комплекции. Я сейчас принесу тебе. Примеришь. Вдруг подойдет. Мне просто отдать некому. У меня тут платье новое. Я его ни разу не одела. Представляешь, купила, а оно мне мало. И свитерок теплый. Тоже новый. Цвет только не мой...» Но всё реже и реже есть возможность прийти в гости. Всё скуднее и скуднее гардероб подруг. И это происходит не из-за душевной черствости или от забывчивости. Просто с каждым днем всё проблематичнее сводить концы с концами. Всем сейчас не просто...

Настю я знаю лично. Знаю ее проблемы и тяготы. Но есть и другие. Как они выживают? На прошлой неделе позвонила подруга, работающая учителем в школе.

«Вика, помоги. Ты же у нас с „ноутом” не расстаешься. Да и наши учительские заморочки знаешь. Я просто не успеваю. Я сейчас к тебе прибегу и принесу списки, а ты сделай, пожалуйста, классную документацию. Очень тебя прошу! Мне срочно. А тут, как назло с компьютером проблема...»

И вот я уже вписываю имена и фамилии неведомых мне школьников в многочисленные формуляры. Помимо прочих, есть и такой: «Социальный паспорт такого-то класса такой-то школы за 2016-2017 учебный год». И ниже графы для заполнения. Вставляю цифры. «Всего учащихся в классе — 26 человек.» «Из них девочек» — столько-то, «мальчиков» — столько, «детей из неполных семей» — 9, «сирот или состоящих под опекой родственников» — 3, «детей из семей переселенцев» — 3... Страшная статистика. Из двадцати шести детей — девять из неполных семей и трое сирот. Как выживают они? А переселенцы? Каково им, потерявшим дом, а, возможно, и всё имущество? Кто помогает им? И есть ли у них родственники или друзья здесь, в Мариуполе? Передавая документы подруге не удержалась от вопроса: «Скажи. Это только в твоем классе такое положение с детьми?»

— Ты это о чем? — удивилась подруга
— Да вот у тебя отмечено девять из неполных семей, трое вообще сироты и трое переселенцев. Это так в каждом классе или просто у тебя так подобрали детей?
— Да у всех так. Плюс — минус два или три ребенка, но в общей сложности всё как у всех. Эти, конечно требуют внимания, но гораздо больше времени и нервов тратиться на «неблагополучных» Их в статистике не отобразишь. Вроде и оба родителя есть, вроде и работают, а вот семья неблагополучная. На грани развода. А дети... Дети, как зеркало отражают все скрытые проблемы. Утром в понедельник смотришь, а у девочки голова не вымыта, у мальчишки рубашка не стирана... Потихоньку начинаешь выяснять в чем дело, а оказывается, что родители поругались, и мама ушла к бабушке или вообще к какой-то подруге. То папа запил и буянил, никому житья не давал... То тупо нет денег до получки, а шампунь, как назло, закончился... Разное бывает...

Да. Разное бывает в жизни. И я не могу сказать, что абсолютно всем нет никакого дела до проблем других людей. Приведу пример. Не так давно на сайте нашего города появилась подленькая и омерзительная статейка об учителях. Называлась она так: «Непедагогическая поэма: в Мариуполе детей учат дамы, влюбленные в Путина и Царева». Суть сего гнусного опуса состояла в том, что якобы в школах засели сепаратисты. Как доказательства их преступной деятельности приводились «лайки» под той или другой статьей на политическую тему. Мелочно, уродливо и гаденько. Фу. В этой статье помимо других была названа фамилия директора школы. Стоит упомянуть, что я знакома с ним лично, впрочем, как и с большинством, названных в статье. Более того! Я горжусь знакомством с этими людьми! Вот как о нем написали: « ...самый махровый педагог-сепаратист...» И вот этот самый «махровый» на первом же внутришкольном совещании, решая проблемы школы, не забыл о трудностях чужих, по сути, ему людей.

Не секрет, что ремонт школы и классов производится за счет родителей. Обговаривая эту тему директор сказал: «Никаких увеличений на ремонт школы и класса! Категорично! Всё по минимуму. Будем исходить из той суммы, которая будет собрана к концу года. Родителям и так тяжело»... Да. Тяжело. Но об этом помнит сепаратист, а вот система, так его «гнобившая», напрочь такой факт забывает. И не просто забывает, а старается уничтожить тех, кто не растворился в ее сумраке, кто не поддался мимикрии и не перестал думать о других, кто не прогнулся под ее гнетом. Отделы на рынке то работают, то зарываются. У входа в инвалидном кресле сидит старик, держа в высохшей от старости руке пластиковый стаканчик для подаяний. Каждое утро жена вывозит его сюда и каждый день просит не делать этого. Уговаривает вернуться домой, а он, сердясь, повторяет ей одно и то же:

«Нам еще зиму надо пережить. Я хоть чем-то помогаю. Иди. Всё нормально. Вечером заберешь меня».

Напротив старика, на низенькой скамеечке сидит слепой мужчина и играет на аккордеоне. Возле него, на асфальте стоит картонная коробочка. Он тоже пытается выжить. Я знаю и старика и слепца. Они живут в нашем районе. Полицейский на посту. Делает вид, что не видит старика и не слышит аккордеона. У него приказ разгонять торгующих. О нищих ничего не сказано. А может, у него еще осталось малая капля сострадания и, поддавшись ей, он делает вид, что его это не касается. Может и так. Очень хочу в это верить. Люди проходят мимо, торопясь по своим делам и отводя глаза. Иногда кто-нибудь на ходу быстро достанет мелочь из кошелька или кармана и торопливо сунет в коробочку или стаканчик. Старик с достоинством поблагодарит вслед и тоже не поднимет глаз. Слепой кивнет, услышав звон мелочи и не прервет мелодию. Полицейский отойдет в сторону... Это наглядная трагедия. Эта беда на виду.


Унылые пейзажи разрухи

Но есть еще и подспудная. Скрытая и растянутая во времени. Она страшна тем, что последствия ее проявятся через несколько лет. Незаметная сейчас, она коснется каждого так или иначе и тогда мы с горечью будем говорить себе: «Как же так? Когда это произошло? Как я могла или мог не заметить?» Я говорю о наших детях. О поколении, которое теряем сейчас. Именно в эту минуту.

— Ты не поверишь, Вика, каким бредом мне предстоит набивать головы детей. Это уже ни в какие ворота не лезет. Представляешь, в программу истории Украины включены все тезисы Порошенко и дети должны их знать! Зла не хватает. После той статьи школа под постоянным надзором. Сегодня прямо во время урока пришли с какой-то бумажкой. Быстро подписала ее. На перемене пошла узнать под чем именно поставила свою подпись. Оказывается вышел приказ запрещающий нам всякие сепаратистские деяния такие как участие в каком-либо референдуме, пропаганду не знаю уж и чего и так далее. Вот так одним росчерком меня лишили моего конституционного права.
Слава Украине... Это еще не всё. Проверяющие заставляют увешивать все стены наглядной пропагандой. Не важно что именно, главное чтоб было «патриотичненько». У нас одна такая «правильная» повесила в классе портрет Порошенко. Кто-то из детей тут же быстренько пририсовал ему фломастером свиное рыльце и уши и раскрасил красным нос. На собрании эта стерва начала орать, что нужно выяснить кто именно это сделал и сообщить куда следует. Все отказались, а директор прямым текстом запретил. Опять все шишки на него посыпятся. Учителя тут же объяснили детям, что подобного делать не следует, но не потому, что это наш президент и достойный человек, а потому что таким образом они ставят под угрозу жизнь и свободу учителя, а, возможно, и своих родителей.
Дети не дураки. Они многое видят и понимают. Как я могу вдалбливать им этот бред? Вот тоже пример. Даю понятие революции. Всё по учебнику и согласно программе. Вижу на лицах детей недоумение. Переглядываются, перешептываются. Спрашиваю в чем дело и что непонятного.

А они мне заявляют:
«Вы сказали, что революция характеризуется переворотом и изменениями во всем государственном и общественном строе страны, где она происходит. А как же „революция гидности”? Никаких изменений она не принесла. И переворота не было. Те же самые и остались у власти. Так эта революция нужна была чтобы раньше времени выгнать одного президента? Вроде того, чтобы обойти демократические выборы и ускорить процесс передачи власти?»

Вот же умнички! Сказала прямым текстом, что в данном случае на наших глазах происходит подмена понятий. И они с ходу дали правильное определение майдану. Одно удовольствие работать с такими детьми!

— Ты рискуешь, подруга. Сильно рискуешь!
— Знаю. Знаю, что рискую... Я должна учить, а не уродовать. Хотим мы этого или нет, но история вершиться сейчас. И они, живущие в этот исторический отрезок должны понимать происходящее и давать верную оценку ему. Жизнь и так научит их приспосабливаться и привьет свойство мимикрии. И знаешь, мне не будет впоследствии стыдно смотреть им в глаза. Моей фотке они уж точно не пририсуют свиного рыла. Это им предстоит судить нас в будущем. Им, а не теперешним приспособленцам...


Прифронтовой город

При копировании материалов сайта, обязательно размещение активной индексируемой (без атрибута "nofollow" и редиректа) и прямой гиперссылки на страницу первоисточника. Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях размещать запрещено, только анонс. Размещение статьи со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями