Одна разная на всех неуверенность. Украина и Донбасс

Будущего нет

Читателей 👀: 146
Прочитано : 199


Страны: ДНРУкраина

Метки: Донбасс

Поделиться с друзьями

Никогда не думала, что так трудно будет писать об этом... Это не событие. Не происшествие. Не какой-либо факт. Это состояние. Растянутое на года состояние неуверенности... Постоянной и гнетущей неуверенности в завтрашнем дне... Ночь. Тихо шелестит дождь по стеклам. Льнет к освещенному окну мелкими, густыми капельками. Мягкий свет лампы, наверное, манит его, как мотыльков. Открытый ноут на столе. Сегодня моим рукам нечего делать... Я не пишу. Общаюсь по «Скайпу» с другом из ДНР...

— Как ты? Рассказывай! Всё-всё и подробно!
— Да нормально всё! — смеется он — Я уже, кажется, всё тебе рассказал.
— А скажи... Ты изменился?
— Не понимаю. Что ты хочешь знать? Тебе виднее изменился я или нет...
— Да. Внешне изменился. Ты стал немножко другим... Возмужал и повзрослел, что ли... Но я не о том...

Я замолчала, собираясь с мыслями...
«Мы с тобой знакомы не один год и дружба наша прошла очень много испытаний. Сохранили. Не растеряли. Я бесконечно этому рада, но... Помнишь, какой я была? Всё у меня было распланировано. Еженедельник забит записями на несколько недель вперед... Планов громадьё и главное не забыть что и на когда намечено... Так было до... До войны... А потом всё это потеряло весь смысл. Я уже не планирую свою неделю. Да что там неделю — я и на день планов не строю. Проснулась, умылась, оглянулась и решила: нужно вот это или вот это... И всё. И как-то воспринимала это само собой разумеющееся...»

А потом неожиданный вопрос человека с которым давно не виделись, высветил это по новому, неожиданно как-то... И вопрос-то пустяковый. Такой обычный и правильный для того времени... Для «до войны».

Он позвонил и спросил:
«У тебя будет время завтра встретиться со мною? Какие планы на вечер?..»

И я вдруг осознала, что изменилась. Что больше не планирую свою жизнь, а просто живу. Одним днем. Одним моментом. Самое большее, что я делаю — это рассчитываю хватит ли мне денег до приезда мужа или до того момента, когда он перекинет их мне на карточку. И всё! Понимаешь? Я больше не планирую свою жизнь! И я знаю почему. Потому, что я не уверена в будущем. Как будто у меня нет будущего или оно есть, но без меня...

Не скрою. Приуныла от такого открытия. А потом стала спрашивать...

И знаешь, так не только у меня, не только у моих друзей, знакомых или близких... Так буквально у всех. Хожу постоянно к тете Соне. Помогаю, чем могу. И каждый раз она прощается со мною как будто навсегда. И ни разу не спросила когда я снова приду. Просто она ждет. Ждет меня каждый день. «Вот сегодня... Не пришла... Ну, значит завтра...» И так постоянно. О большем она уже и не мечтает. Это я не сама придумала. Это она мне сказала, когда я стала ее пытать вот так же, как тебя сейчас.

Затронула эту тему на наших субботних посиделках. Для многих, как и для меня, это стало открытием. У всех примерно одинаково с одной лишь разницей. Кто-то загадывает на месяц-другой, а кто-то только от получки до аванса. Решила, что так у тех, кто работает на кого-то, а не на себя... Позвонила своему знакомому... Ты знаешь его... У него довольно-таки большой бизнес был... Спросила как идут дела, какие перспективы. А в ответ уныло: «Дела не важно... Еле тянем... Перспектив нет или я их не вижу».

Безнадежность

А вчера зашла к соседке... Спросить, не нужно ли что купить. Бабушка совсем одна и из дома не выходит. Зашла, а у нее парикмахер. Стрижку бабуле делает. Молодая девушка. На вскидку до 28 лет. Не старше. Пока бабуля список мне писала, я от скуки возьми и спроси ее: «Наверное, с работой совсем плохо? Раньше такие молоденькие не приходили...». И тут ее как прорвало. За короткое время, она, торопясь, буквально скороговоркой, выплеснула мне всё наболевшее...

И о том, что работать стало не возможно. Что штраф за не оформление 35000 гривен, а оформлять никто не хочет. Что хозяева парикмахерских сами становятся и обслуживают клиентов, а те, кто еще держит наемных работников, урезали процент от выручки. Что она уже давно ищет себе работу и уже третий раз переучивается на бесплатных курсах в центре занятости. Что каждый день провожая мужа на смену в завод, боится, что он придет и скажет: «Меня сократили» и что сейчас это стало актуально, как никогда из-за этой чертовой блокады Донбасса...

—И как же вы думаете дальше жить? — спросила я ее. А в ответ недоуменный взгляд и так неуверенно:
—Мне бы работу найти, а то вдруг завод встанет...

И всё! Понимаешь? Найти работу чтобы платить за коммуналку — это потолок. Никаких планов на будущее! Никаких целей, кроме одной единственной — выжить сейчас, а дальше видно будет... У нас нет будущего или мы на него не надеемся... »

— Я понял о чем ты спрашиваешь. Ты хочешь знать есть ли у нас будущее? Уверены ли мы в нем? И изменила ли как-то нас война?...

«Да. Изменила. Как-то сразу и мгновенно... Еще в четырнадцатом... Тогда многие уехали. Убежали. Но те, кто остался стали родными. Даже больше, чем родными. Это не праздное приветствие при встрече или дежурное «Как дела?». Это больше, чем родная кровь...

Мы доили брошенных коров, не делая различия между своей скотиной или чужой, не споря об очередности этой добровольной повинности. Пока было тепло, животные сами паслись. Утром подоил свою, открыл ворота и пошел дальше доить и выпускать. А вечером стадо возвращается и каждое животное идет к себе. Тут уж в обратном порядке. Открыл, впустил, подоил... Брошенных котов разобрали по дворам. У каждого живет по несколько сразу. Кормим всех. Некоторые кошаки ухитряются подхарчиться сразу в нескольких дворах. С собаками было сложнее... С цепей их по спускали, но многие разбежались или не захотели признавать новых хозяев. Потом одичали и стали сбиваться в стаи... Бои тогда жестокие шли... Собак пришлось отстреливать.
Общая на всех беда

Да. Мы изменились. Стали присматривать друг за другом. Опекать. У меня на доме загорелась крыша. Я сам толком еще не понял, где горит и что горит. Выскочил из подвала потому, что услышал голоса во дворе. Вылез, а соседи уже мою крышу тушат. Сами. Только увидели и прибежали. Сразу. Не сговариваясь. А потом дом у деда Антона... Тоже мгновенно все прибежали разбирать завалы и вытаскивать старика... И так каждый раз... Всегда. И каждый знает, что если с ним что-то случится — он не останется один или без крыши над головой.
Люди разбирают завалы

Я не строю планов. Лично никто ничего не планирует. Это как-то глупо, что ли... Каждый в отдельности каким-то животным инстинктом осознает и принимает, что в любой момент может прилететь и все... Но все мы знаем, что вот сегодня после работы, и завтра и каждый день мы будем приходить и восстанавливать дом деду Антону. Потихоньку, своими силами... К весне закончим. А там дальше... У кого-то сарай, у кого-то забор... По мелочам. Если только опять в чью-то хату не прилетит...

Но только понимаешь какая штука. При всем том, что война, что стреляют, что в любой момент прилетит... Вернее, вопреки всему этому, у нас есть будущее и есть уверенность в этом будущем. Не у меня, или у него или у нее, а у нас! Понимаешь? У нас! И не важно, увижу я это будущее, или не успею... Главное — оно есть! И планы мы не строим — мы их выполняем. Изо дня в день. Сделать то-то или то-то. Потому, что если не мы, то кто? Ты понимаешь меня, Вика?»

— Да. Я поняла. Просто задумалась... Выходит, что если брать отдельно каждого человека, то у всех нас без исключения есть неуверенность в завтрашнем дне. Одна, но такая разная... Разная, еще и потому, что у вас есть не просто уверенность, а убежденность в будущем, а у нас нет... У нас вообще нет будущего.

Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях и сайтах размещать запрещено, только анонс с обязательным размещением активной индексируемой и прямой гиперссылки(без атрибута "nofollow" и редиректа) на страницу первоисточника. Размещение со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями