«Освобождение». Широкино. Жаркое лето 2015

Широкино лето 2015

Читателей 👀: 579
Прочитано : 771


Страны: Украина


Поделиться с друзьями

Лето 2015 года запомнилось мне «освобождением». Странно все тогда происходило. «Азов» вдруг ни с того ни с сего, решил что Широкино нужно срочно «освободить». От кого? Не важно. Главное освободить. Мариупольские сайты и укроСМИ захлебывались, воспевая «доблесть и отвагу», а я с недоумением спрашивала себя: для кого они все это пишут? Ну ладно там какие-то киевские или львовские сайты. Там понятно - воспитывают в духе патриотизма. Но наши, мариупольские. Для кого вся эта чушь? Ведь у каждого, живущего в Мариуполе, обязательно найдется либо родственник, либо знакомый из Широкино или Павлополя... От кого «освобождать»? Ополчения там не было. В Павлополе его вообще никогда не было, впрочем, как и в Сартане. А из Широкино оно давно отошло, считая нецелесообразным оставаться в «серой зоне» и бесконечно подвергаться опасности обстрелов, ведь по городу «ответку» не дашь. Жители Мариуполя не должны страдать. Они ни в чем не виноваты. Просто невольные заложники и живой щит у «ПСов» и «Азова»...

У меня тоже, как и у многих мариупольцев, есть знакомые из Широкино. Ну не совсем из Широкино. Тоня и Павел несколько лет назад приобрели на окраине этого села небольшой земельный участок и стали строить дом. Свой дом. Своими руками. У Паши они золотые. Давным давно он собрал небольшую бригаду из таких же умельцев и занялся ремонтом и строительством. Дело пошло. Открыли ЧП. А у Тони внезапно проявился дизайнерский талант. Вот такой небольшой семейный бизнес. Все свободное время они посвящали своему новому дому, а пока он строился всей семьей жили у родителей в Мариуполе.

Дом был почти достроен. Оставались внутренние работы по отделке комнат. Окончательно в порядок были приведены только кухня, небольшая комнатушка возле нее и сад. Ах! Какой же это был сад! Не передать словами. Впрочем, и дом, стоящий на самом выезде из села, не мог не поражать своей красотой. Этим он и привлек внимание «азовцев»...

Церковь. Широкино

«Мы с Пашей не говорим об этом.... Не можем. Просто молчим. - рассказывала Тоня - Он когда увидел... Побледнел. Встал, как вкопанный перед домом, вернее, перед тем, что от него осталось, и ни словечка не сказал. Так до сих пор и молчит. Замкнулся и как-то одеревенел что ли... Вика, ты же была у нас. Помнишь какой сад был? Сейчас там ни одного деревца не осталось. Ни одного цветочка или кустика. Все гусеницами танков изрезано и поломано. Ворота они не открывали. На танке въехали. Так и валяются искореженные. Видно, думали, что богатый дом. Зашли, а брать нечего. Вырвали печку с мясом из стены, холодильник и вытяжку уволокли... И все. Больше нечего брать. Вот и разозлились. В упор по дому из танка палили, пока не превратили в развалины. Там на втором этаже стройматериалы были. Краска, растворители, обои и всякое такое. Видно, загорелось потом...»

Я всматривалась в потухшие глаза этой немолодой женщины, матери троих детей, некогда цветущей и статной красавицы. Слушала и не находила слов утешения. Да и нет таких слов. Как утешить человека, на склоне лет оставшегося без дома? Проработать всю жизнь не покладая рук и остаться бездомным. Без дома, без надежды, без будущего... Еще одна семья изломанная войною. Они не брали в руки оружие. Не скакали на майдане. Не призывали к неповиновению в соцсетях. Они просто жили. Работали. Растили детей. Строили дом. И надеялись... И вот их «освободили».

У этой акции, вернее, провокации, масса плюсов для освободителей. Во-первых: отодвинув разделительную линию километров на 40, можно не отводить тяжелое вооружение из Мариуполя согласно условиям минского соглашения. Во-вторых: не малые деньги можно заработать на «военной операции». Как на поставках, так и на черном рынке оружия. В-третьих: предоставить условия для дополнительных выплат участникам. Как и самим воякам, так и всем командирам, просто вписав «мертвые души». И, в-четвертых: засиделись пацаны в городе. Маются от безделья. Пусть порезвятся. Заодно и поживятся. Село то богатое. Очень богатое. Было....

Освободители. Широкино

А лето истекало жарой. Манило ароматами фруктов и ягод на лотках и прилавках. Соблазняло холодными напитками и мороженым. Сбивало с толку наплывом отдыхающих. И нежный шум прибоя и разноголосый говор пляжников не в состоянии были заглушить тяжелые отголоски разрывов. Широкино обстреливали. По вечерам я замирала у окна... Горизонт затянут дымом. Новые и новые столбы его возникали то ближе то дальше и медленно, неохотно развеивались легким ветерком. С наступлением темноты становились видны вспышки далеких взрывов. А над головою почти беспрестанно и незримо с воем проносили снаряды. Многоэтажный дом вздрагивал всеми своими бетонными перекрытиями от каждого близкого залпа. Широкино продолжали «освобождать»... Освобождать от жителей и их имущества. У войны свои законы. Волчьи. За боевые действия государство платит участникам двойной оклад. За разоренные дома и изломанные судьбы никто не заплатит...


Широкино

При копировании материалов сайта, обязательно размещение активной индексируемой (без атрибута "nofollow" и редиректа) и прямой гиперссылки на страницу первоисточника. Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях размещать запрещено, только анонс. Размещение статьи со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями