Солдаты и укровояки. Почувствуй разницу.

Указатель. Мариуполь. Новоазовск.

Читателей 👀: 256
Прочитано : 288


Страны: Украина

Метки: Мариуполь

Поделиться с друзьями

Наверное, так мы устроены. Не задумываясь и не сравнивая, у каждого из нас уже есть сформировавшийся образ того или иного профессионального или бытового названия. Учитель, врач, водитель, продавец, сосед, солдат... Стоит просто назвать одно из этих слов и мгновенно у каждого возникнет свой, сугубо индивидуальный образ. Пусть и собирательный, но уже наделенный теми или иными чертами характера вполне конкретных людей и нашим личным отношением к ним. Со мною тоже так. Мое сознание само создало некие образцы, основываясь на моих впечатлениях и на моем личном опыте. За каждым таким шаблоном для меня стоят люди, которых я знала лично долгое время или встречала всего один раз...

Солдат. Для меня это прежде всего пилотка. Да-да. Пилотка, с кожаным ободком внутри, наполненная первой земляникой, такой сладкой и ароматной как никогда. Собранной на привале солдатами, сопровождавшими нас на «Зарнице»... Это гимнастерки, аккуратно сложенные на скамейке, пока солдаты устанавливают для нас качели, бесконечно долго вкапывая и утрамбовывая опоры, а затем так же томительно долго проверяющие их... И, наконец, такое долгожданное: «А ну? Кто первый?» И восторг! Ни с чем не сравнимый восторг и сладкая жуть, когда сильные солдатские руки раскачивают качели все сильнее и сильнее и нет никаких сил сдержать счастливый вопль... Это примятый букетик ландышей, тайком принесенный под гимнастеркой солдатиком, безнадежно влюбленным в дочь своего командира... Это застывший часовой у ворот воинской части, такой строгий и отчужденный, как будто вовсе не знает меня... «Не положено. Проходите.» И ведь ни за что не пропустит! Да я и не надеялась пройти... Просто оставить записку для папы...

Таков мой образ солдата. Он не имеет ничего общего с теми, кого я встречаю сейчас на улицах моего города. Эти, сегодняшние, для меня не солдаты. Язык не повернется их так назвать. Они для меня вояки или «защитнички»... не более. Именно так. В кавычках. Пренебрежительно и снисходительно.

Офицер. Это мой папа. Это ежедневное ожидание его возвращения со службы, когда игры становятся неинтересными, и я все чаще и чаще выбегаю на аллею, по которой он должен пройти... Это стройный, подтянутый силуэт там вдалеке, у самого поворота... Это серый шарфик, так знакомо пахнущий папиным одеколоном, и не тающие снежинки на жестком сукне серой шинели... Это неподатливый и царапучий карман, в котором обязательно должна быть шоколадка «от зайчика», твердая и закаменелая от мороза... Папины глаза, такие добрые, со смешливыми искорками, которые, как чертенята, выскакивают помимо его воли, когда мама рассказывает о моих шалостях, и которые мгновенно становятся чужими и замкнутыми, когда папу «поднимают по тревоге». Офицер — это мой папа и папы моих друзей.

Спецназовец. Это, прежде всего, Артур. Старший сын папиного друга и сослуживца. Он появлялся всегда неожиданно, без предупреждения. Просто возникал на пороге и мгновенно все вокруг менял. Большой, сильный и удивительно гибкий. Это он научил меня плести силки и ловить птиц, кататься на им же подаренных первых коньках, строить домик на дереве так, что его ни за что не разглядишь снизу, отличать съедобные грибы от ядовитых и определять места, где их больше всего... Он все знал и все умел. Появлялся внезапно и так же внезапно исчезал. И мне никогда даже в голову не приходило спросить дядю Володю, куда уехал Артур и когда вернется. Служба есть служба.

Морская пехота. Для меня это шеврон с головою волка, острый, дергающийся кадык, покрытый неопрятной щетиной и невыносимый смрад перегара... Впрочем, об этом нужно рассказать подробнее...

... Весна 2015 года. Позвонила моя тетя и попросила об услуге: нужно съездить на сверку в Орджоникидзевское отделение недавно возникшего «Азовгаза», которое располагалось на улице Пашковского в старом двухэтажном здании. Тете Соне я отказать не могу. Поехала. Здание в плачевном состоянии: стертые от времени ступени, вздувшийся и прорванный линолеум, выкрашенные серой краской стены, узкий и длинный коридор. Людей много. Не только в «Азовгаз». Оказалось, что там же находятся «Горводоканал», «Теплосеть» и еще что-то. Так что людей было достаточно. Заняла очередь и приготовилась к томительному ожиданию. Скучающая рядом со мною женщина обратилась ко мне с каким-то пустяковым вопросом. Слово за слово, потянулась неторопливая беседа, в которую постепенно втянулись все ожидающие. Спокойно и негромко люди один за другим рассказывали о своих проблемах, поругивали правительство, выясняли, кто и куда стрелял накануне. Обычная обстановка. Обычные разговоры в обычных очередях.

Я как раз выслушивала мужчину, который с подробностями рассказывал мне, как правильно выбирать и устанавливать водонагревательный бак (совершенно неинтересная мне информация), когда в глубине коридора послышался какой-то шум и громкие голоса. Все стали прислушиваться и поворачивать головы в ту сторону. Разговоры смолкли. По коридору, матерясь и отталкивая людей, прямо на меня шел вояка. Не дожидаясь, когда меня затопчут или отпихнут, я вжалась в стенку, пропуская его. Вот же незадача. Вояка уперся в закрытые двери как раз рядом со мною и, перемежая речь отборным матом и угрозами непонятно кому, стал выяснять, где тут начальник. Все озадаченно молчали. Черт его знает, какой именно начальник ему нужен, и кто его знает, где этот самый начальник обитает.

Он стоял совсем рядом со мною. Буквально в полуметре. Я видела волка на его правом рукаве, видела острый кадык, дергающийся при каждом его слове, на грязной, заросшей щетиной шее, переходящей в безвольный, как будто срезанный, подбородок. Острый, искривленный нос. Остекленевшие, пугающе неподвижные глаза. Я старалась задержать дыхание, так как от вони перегара, усиливающейся при каждом его слове, меня не на шутку начинало мутить. Не получая ответа, этот «защитничек» распалялся все больше и больше. Чувствуя, что меня сейчас вывернет, я сделала попытку проскочить мимо него к выходу. Не тут-то было! Оттолкнув меня так, что я влипла в стену, не переставая изрыгать вонь и ругательства, он вытащил из кармана какую-то зеленую, округлую железяку и рванул закрытую дверь. Дальнейшее я уже слышала как сквозь вату.

Он ворвался в тесное помещение конторки «Горводоканала», в которой за хлипкой стойкой сидели женщины - работницы этой организации и, не переставая материться, вытащил гранату, угрожая всех взорвать. Женщины закричали. Толпа в коридоре подхватила. Началась паника. Кто-то догадался позвонить в комендатуру и рассказать о происходящем. Слово «комендатура» подхватила толпа. Оно стало звучать все громче и громче. Вероятно, его услышал и «вояка». Вывалился из комнатушки, громко хлопнув дверью, и попытался уйти. На выходе его «взял» приехавший по вызову патруль...

Все произошло довольно быстро. Я не успела испугаться. Осталось только чувство гадливости. Постепенно люди успокоились, но продолжали обсуждать происшествие, свидетелями которого они только что стали. Очередь продолжала неспешно продвигаться...

По возвращению домой я решила все же узнать, кому, какому роду войск принадлежит шеврон с головой волка. Очень уж любопытно стало, кому я обязана такими яркими впечатлениями. И еще не давала покоя фраза, сказанная тем мужичком, с которым мы так мило беседовали до появления этого «героя». Когда вояка попытался уйти, мужчина с презрением кинул ему в лицо: «Из-за таких как ты всех вас считают уродами! Не позорь своего звания» Правда, вот не уточнил, какого именно звания. Компьютер выдал результат: «Морская пехота»...

Больше мне не довелось встретиться ни с одним «морпехом». Да и Слава Богу! Но образ этого омерзительного чудовища уже сформировался. И я ничего не могу с этим поделать. Каждый раз, наталкиваясь в сообщениях на словосочетание «морская пехота», во мне поднимается чувство гадливости. Может, мне одной так не повезло? Хотя что-то мне подсказывает, что мое представление об этом роде войск Украины не очень уж далеко от истины.

Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях и сайтах размещать запрещено, только анонс с обязательным размещением активной индексируемой и прямой гиперссылки(без атрибута "nofollow" и редиректа) на страницу первоисточника. Размещение со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями