Вехи памяти. Донецк. Собрать по кусочкам.

Донецк. Война на Донбассе

Читателей 👀: 290
Прочитано : 411




Поделиться с друзьями

Брожу по вехам своей памяти. Перебираю. Прикасаюсь. Два года войны. Два самых страшных года в моей жизни. Как передать эту тоску и безысходность? Не знаю. Да и нужно ли передавать? Это ведь только для меня эти годы помнятся, как унылое, мрачное черно-белое полотно, перемежающееся вспышками боли за погибших друзей и знакомых или незнакомых людей. Тоской от собственного бессилия и невозможности помочь или что-то изменить. Тяжестью гнета постоянного страха, то пронзительного до полного паралича мыслей, то гнетущего своей непрерывной угрозой и тяжестью. Были и радостные мгновения. Были. Именно мгновения. Но чтобы мы не делали, о чем бы не говорили во всем оставался привкус войны и она властно вторгалась повсюду...

Всегда случается что-то неожиданное и незапланированное. Так и тогда. Летом 2015 года, благодаря счастливому стечению обстоятельств, практически в один день, съехались в Мариуполь мои подруженьки. Жизнь раскидала нас по разным городам, но нам удалось сохранить наши теплые и доверительные отношения. Как же я была рада! Не передать словами! Господи! Через столько лет и снова вместе!

Как всегда, собрались у меня. Сидим на кухне. Говорим обо всем. О семьях, о детях, о мужьях или мужиках, о работе и родителях, о проблемах в семье, обо всем женском и, конечно же, о войне...

- Свет, а ты чего молчишь? Как там у вас в Донецке? Как вы там живете? - стала тормошить Светлану Лена.
- Нормально. - односложно и тихо ответила та и грустная улыбка чуть тронула ее губы.
- Ты как-то изменилась. Такая тихоня стала. А помниться это именно ты всегда что-нибудь придумывала! Помнишь, как мы не могли поймать такси и ты тормознула милицейский «бобик», а потом уговорила милиционеров подвезти нас в ресторан? Помнишь? Вот мы тогда нахохотались! - поддержала Наташа - Света. Ну что с тобою? Расскажи что-нибудь.
- Да все нормально. Правда. Знаете, я действительно изменилась. Мы все изменились. Стали по другому, что ли, смотреть на все. Как-то иначе относишься к жизни. Я постараюсь объяснить... - Света замолчала, задумавшись, а потом начала рассказывать:

«Сколько живу в этом доме, всегда ругалась с Надькой. Такая грузная, неопрятная и скандальная баба! Жуть! В добавок ко всему, еще и страшная кошатница. У нее в квартире шесть котов живет, а всех бездомных она прикармливает. Ладно бы просто кормила где-нибудь за домом, так нет же! Прямо возле подъезда вывалит кучу и чуть свет «Кис-кис-кис». Летом жара, вонища. Окна не откроешь. А в подъезд зайти невозможно. Обязательно вляпаешься! Скандалила с нею до хрипоты! Ты ей слово, а она тебе десять! Всем рот затыкала. Прямо какое-то наказание для всех соседей...

А потом началось все это... И как-то не до котов и Надьки стало. С продуктами напряженка. То хлеба не купишь, то воды нет... Как-то утром выношу мусор, а возле подъезда сидит котенок. Просто сидит и смотрит. Что-то перевернулось во мне. Полезла в мусорный пакет. Достала какие-то объедки и дала ему. Он с такой жадностью накинулся, бедненький. Совсем оголодал. С того дня я тоже стала кормить котов. Вместе с Надькой. Да и все в подъезде стали. Если не успевают, то звонят ей, она на первом этаже живет, и оставляют пакетики «для животинок»...

В тот день я опаздывала на работу. Вылетела из подъезда и чуть не сбила Надьку с ног. Она стояла наклонившись и раздавала паек нашим подопечным. Сунула ей свой пакетик и на ходу уже прокричала, чтобы она и «моего» не забыла покормить и рысью за угол к остановке. Скользко. Снегу не много, но накануне была оттепель, а за ночь все морозом прихватило. Меня заносит на поворотах, а потише идти не могу. И так опаздываю сильно.

Я еще до остановки и пол пути не добежала, когда услышала свист. Сработала реакция. Шлепнулась на живот и за парапет отползла. Он не высокий, но, по крайней мере, бетонный. Лежу. Голову руками закрываю, а сама аж подпрыгиваю от взрывов. Три прилета было. Мины. Совсем рядом. Чуть стихло. Подняла голову. Оглядываюсь. Вижу дым. Аж сердце остановилось. Дым от моего дома поднимается. Лежа не видно в само здание попали или рядом легло. Как вскочила и неслась обратно уже не помню. Под ноги не смотрю. Только туда. Вперед. Ищу глазами куда же попали. Стекол нет, но стена целая. Значит где-то во дворе шлепнулась. И тут подскользнулась и упала. Стала вставать и не смогла. На снегу, совсем рядом, не более полуметра от меня, лежит человеческая рука. Оторванная чуть ниже локтя и часть рукава на ней. Сиреневого. Как пуховик у Надьки. И вокруг все... Все кровью забрызгано и ошметками какими-то...

Донецк. Разрушены жилые дома

Так сидя на дорожке и не отводя взгляда от этого окровавленного обрубка, достала телефон и стала звонить... Очнулась только когда меня МЧСники стали поднимать и спрашивать где болит и могу ли я говорить... Вот так одной миной почти всех котов убило. И Надьку тоже.

Ее хоронили в закрытом гробу. Собрали по кусочкам, сложили и похоронили. Она одинокая была. И сообщить некому. Квартира так и стоит. Даже на замок не закрывали. В нее и так никто не зайдет. Только цветы под дверь кладем и все.»

В Донецке погибают мирные жители

Света замолчала. Теплый морской ветерок шевелил занавески на распахнутом окне. Шелестел листьями деревьв. Вечер мягко ложился на Мариуполь, меняя палитру в небе. Глухо долетали отголоски разрывов. Под Мариуполем в Широкино шли бои...

При копировании материалов сайта, обязательно размещение активной индексируемой (без атрибута "nofollow" и редиректа) и прямой гиперссылки на страницу первоисточника. Полнотекстовое размещение статьи в соц.сетях размещать запрещено, только анонс. Размещение статьи со ссылком с редиректом размещать запрещено. Уважаемые граждане, уважайте труд автора.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями